Главная страница Резюме Фотостудия Разное Гостевая

Андрей Барсук "Третий Снег"

В разгар вчерашнего снегопада - третьего за эту зиму! - обнаружил себя в "Старбаксе". Состояние общей усталости после только что оконченной работы наложилось на удовольствие от неплохого кофе, отсутствие хоть чего-то, мало-мальски пригодного для чтения, и ровную обреченность, возникающую при осознании необходимости просто сидеть и ждать - уйгур, раньше приятно пунктуальный, опаздывал минут на 40-50. Нормально, с учетом общего полупаралича пекинского транспорта при любом виде осадков.

Две девицы пристально молча смотрят на разворот журнала. На развороте нет иероглифов, только картинка: какие-то провода тянутся через обе страницы справа налево. У одной три нефритовых кольца на большом пальце левой руки, у другой косынка сейчас сползёт со стула на пол... а пол весь в мокро-черных следах недавно вошедших с улицы посетителей. Взгляды у девиц ясные, но в облике той и другой чувствуется что-то неуловимо странное... да еще эта косынка сейчас упадет, и провода меня злят и интригуют.

За окном - окно во всю стену - прохожие выступают со своими номерами. Сегодняшний репертуар завитринных прохожих таков: надо обойти машину, вставшую аккурат повдоль окна-витрины кафейни. С противоположной стороны - лужа, а между машиной и витриной - проход шириной что-то около 20 см. Когда до очередного выступающего доходит очередь, он смешно прижимается корпусом к окну (лицом в кафе) и бодро протискивается бочком по проходу. Лица у всех равнодушные и отрешенные. Номера прохожих не удостаиваются ни малейшего внимания девиц с нефритовыми кольцами и падающей косынкой, их глаза прикованы к проводам на развороте журнала. Я уже готов многое отдать, лишь бы узнать, что, куда и с какой периодичностью по тем проводам передается.

Томная пара молодых людей сидит у противоположной стены. У него волнистый хорошо крашеный волос, джинсы уклеены рядами алых сердец с миниатюрными портретиками таиландского короля Пумипона. Она обидно непримечательна в одежде, зато пронзительно хороша глазами. Пара молчит. Ставлю три тома Гулика против одного: сегодняшней ночью они крепко поговорят. Нет, не так. Говорить будет она. Однако ж, эта пара сяоцзы мне приятна, потому что они не пытаются "разъяснить сову" прямо здесь и сейчас. Очень не люблю видеть и слышать, как молодые обиженные китаянки выливают все, что наболело, на своих бойфрендов прямо на людях. Явление это на пекинских улицах частое и не очень приятное. Хотя, наверное, есть любители... Эти сяоцзы молчат, и за их молчание я готов заказать каждому по чашке любимого ими эспрессо.

Сяоцзы - интересный социальный феномен современного китайского города. Как правило, сравнительно благополучная, но небогатая (кит. "сяоцзы" - "маленькая зарплата") молодежь, жизненным кредо которой является умеренная беззаботность и неэкзальтированное следование веяниям моды. Страта, не озабоченная сверх меры завтрашним днем, в целом грамотная, но уж больно нарочито вестернизированная. Центры их жизни - эти самые "Старбаксы", бешено популярные сегодня в Пекине и Шанхае. Слышал такую новокитайскую поговорку: "Позвони сяоцзы, спроси, что он делает, и ты услышишь один из трех ответов: "иду в "Старбакс", "сижу в "Старбаксе", "возвращаюсь из "Старбакса".

...Редкий, мелкий и царапучий снег падает на огромные красные предновогодние фонари. Ветер раскачивает их за окном кофейни, провода на развороте журнала становятся все менее реальными. Я допил свой кофе. Наконец появился заснеженный уйгур. За стеклянной дверью - колючая пекинская ночь, и мы в нее ныряем.

Ноги скользят по присыпанным Третьим снегом плитам тротуара. Перед глазами маячит чей-то лисий воротник...

Copyright © 2004 - Андрей Барсук