- (17.05.2004)

Я вообще то и раньше очень суеверным человеком был. Сколько раз во время обеда случалось: зачешется ладошка правая почешешь, почешешь так сразу раз ложка из руки упала, нагнёшься за ложкой и печень от резкого нагибания так раз кольнёт. Сразу ясно зарплату дадут и сразу дама какая-нибудь придёт, с ней и напьешься. Так и есть пойдёшь после обеда проверить счёт вот он родной денежный перевод, оглянёшься через плечо и вот она русалка душа у ней рвётся к позвоночнику, грудь из постромков, а в руках ведро с пивом Карл Ойген. Через три часа сквозь белену видно, как она собирается куда-то надевая коромысло поверх тугой косы шириной с полено и так по-импрессионисски через ключицу бросает: я ещё за пивом пошла. Надо бы испугаться. Баба. Ночью. С пустыми вёдрами. А нет. Уже поздно. Мозг поражён насквозь. А наутро уже ни денег, ни ложки, а пошарив по красной простыне в огромным золотым рисунком бесконечного узла антиципируешь, что и от русалки отолька рыбья чешуя осталась. Причём по всей квартире.

В Азии моя суеверность пала бывшим зерном в абсолютный чернозём, который вспахивали, и в который удобрительно какали со времён мезозоя. Уж не буду упоминать все опошленные азиатские номера. Я не упоминаю четвёрку. Я могу пройтись по всем 10.

В ворон начал верить. Очень сильно. Как китайцы. Ну например по местному: каркает ворона с юга с трёх до семи утра к подаркам. Каркнет оттуда же с 7 до 11 к ветру и дождю. И главное всё сходится, блин. Вот например с трёх до семи я ни разу не просыпался в Пекине и как следствие ни одного подарка. А услышишь растянутое каррррр по пути на работу со стороны складов с лифчиками в русском районе Ябаолу так сто процентов взлетят сегодня МИГи распылять дождевой порошок в небе столицы Поднебесной.

Хотя положа руку на сердце ворон в больших городах Китая мало. Как и всего живого. Боится всё живое показываться на улицы, не так уж необоснованно предполагая, что клюв высунешь то сразу изобретательный в кулинарии китайский повар, облизывая верхнюю губу, старательно впишет в меню клюв горделивый под соусом императорским. Да и за рецептом ходить далеко не надо у Александра Дюма в его Большой Кулинарной Энциклопедии так и стоит Суп из вороны, который он научился делать где-то под Астраханью. Я лично честно предполагаю что воронье Never more у Алана По это нифига не вестник беды, а лишь историческая память птичьего подвида после посещения Срединной Империи мол лучше друг другу глаз выклевать и летать кутузовской стаей, чем назад мигрировать. Ну а те которые в русском районе так там при огромной конкурентной борьбе по обеспечению одной восьмой части суши всем необходимым от белья от Армани до DVD-плееров от Пхилипса они не самые главные поедатели мертвечины.

Вот в Сингапуре их очень много. По уму они вторые после премьер-министра, а по сплочённости сильнее китайской диаспоры, а по наглости они уступают на острове только баптистским проповедникам. Сам видел раз на София Роад, как под чистую за пять минут была под чистую съедена сбитая машиной рыжая кошка. За пять минут. И если два сингапурских таракана вдвоём влёгкую сайку хлеба уносят, то две вороны могут мебель из дома вынести.

Сингапурские власти на них охотятся. Вернее заставляет островное объединение стрелков и охотников выходить на сафари. Всё одно там больше ни на кого охотится просто не возможно. Да и любая стрельба на острове сразу вызывает возмущения в Малайзии и Индонезии: Вот блин натренировали израильские коммандос сингапурских теперь и у этих захватнические планы по поводу соседних мусульманских стран. Итак правительство выделяет им какой-нибудь парк из которого вороны выжили всё живое. Охотники становятся фалангой Эпомионада с усиленным правым флангом и начинается избиение христианских младенцев. Вороны орут болотной выпью, как будто их сзади едят вилкой, исключительно прицельно серют на честь и гордость охотничьих клубов южноледовитого Парижа, но всё же теряют бойцов кучами. Очень интересное зрелище. Его объявляют заранее в газетах и очень приятно занять за полчаса до начала шоу в прилегающих к парку ресторанчиках пару мест в бенуаре. Единственным диссонирующим фактором является то, что тебе в еде при этом время от времени попадается дробь, которая не тает в руках и не ломается на зубах.

В Сеуле же главной птицей судя по всему является сорока. Что в принципе не плохо. Ведь сорока является символом хорошего знамения. Во всяком случае если думаешь над планом каких либо действий и слышишь голос этой птички, то знай - свыше приняли к сведенью. По этому китайское слово сорока буквально означает птица радости или птица удовольствия. По этому считается, что если сороки свили гнездо по соседству, то всех ждёт счастье. Повальное. И необратимое. А если сороки толпой болтают рядом с твоим крыльцом, что в моём случае факт у них тут тусовка больше чем у турков в Ройтлингине то жди радостных гостей. Так что я, будучи суеверным , жду гостей. Жду всех. Заходите ко мне в гости все. Даже те, кто не успел в гости в Пекине, Шанхае или Сингапуре. Жду всех. Вдруг я суеверен не без резона! Я так думаю, смотря корейский вариант программы "Время". Сложив руки на коленях.