- (19.05.2004)

Свистнул мне значит в прошлый четверг Денис и говорит: Пойдём мол на литературный вечер. Я конечно согласился. А что я люблю литературные вечера. Там народ такой своеобразный собирается со зрачками закатанными так глубоко, что можно рассмотреть собственный гипофиз, там царит атмосфера хрупкости душевного устройства, там слагают вирши и давясь чувствами вырывают из сердца пассажи. Туда девушки интересные приходят в вязаных бежевых свитерах и зовут потом к себе домой. А дома Бодлер, Бодлер, везде Бодлер и розы по квартире разной давности засушенности и просьбы повесить зеркало в коридоре, как символ неудовлетворённой страсти. Романтика в общем. Вернее raw-мантика.

-         А с кем встречаемся то? задал я естественно вопрос, - и что за порыв сметений будем обсуждать?

-         Ольга Королёва-Девис. А там книжка Техас улица секса, печали и радости.

Я обрадовался. Честное слово! Я подумал что там что-то социально-политическое про Америку. Да и к тому же бывшее незаконченное математическое сыграло со мною злую шутку я сделал из слов последовательность, т.е. сначала секс, потом печаль, а потом радость. Среди прерий надевается презерватив дрожащей рукой, как бы в знак презрения к самой себе, потом слёзы и хэппи энд.

Но Денис порушил всю возвышенность, объяснив, что это всё идёт в одном флаконе.

-         А писательница-то кто?

-         А проститутка какая-то бывшая из Пусана махнул Денис рукой.

В ресторане Самсон Пупэ оказалось, что не проститутка, а хостесс, мадам на коктейль, хотя хер их там всех разберёт. Нормальная дама валдайской внешности, с бюстом такого размера, что если мне аналогичный поставят на родине в Волгограде да ещё и при жизни, моя мама каждый день бы вынимала видовую открытку с ним, и тихонько бы роняла родительские слёзы гордости. По полчаса каждый день.

Приобрёл литературного отпрыска этой повидавшей виды женщины. Нормальный вокзальный формат на 180 страниц, очень женская обложка с серьёзными очами смотрящими внимательно-внимательно, как на язву двенадцатипёрстной кишки. Хотя как любят Болгары Яица на очи. Точно яица на эти очи. Книга бодрая и литературно-математически выражаясь сюжетно инфинитезимально стремится к нулю. Сюжетно - это газета Совершенно Секретно. Бильд. Сан. Т.е. сисек много. По-сталински много и разных. Как к концу пятилетки. Кровь всё время обещается, но появляется только на последней странице и то так лёгкой сукровицей. Спасает книжку безусловно только автобиографичность и абсолютная реальность и невыдуманность всей этой толпы русских девок, которые есть и которых предлагают по Азии везде вплоть до зачуханного Янтая.

Приятно не видеть в героях страха не перед чем. Одна только визафобия. И то только из-за жесткой, как шанкр, иммиграционной политики Кореи. А остальное только сплошные филии: гетерохромо, педо, геронто, дендро, водко, петто и прочие формы стремления нежно самовыразиться. И всё на блядской улице Техас в Пусане. Гумилёв глаголил, что история часто бывает несправедлива, особенно когда ее трактуют поэты. Автор же дама сугубо прозаичная. Как джуси-фрут. По этому я ей верю. Филий столько, что хочется книгу сразу издать брэйлевским шрифтом для слепых чтобы пальцами их, пальцами.

Блин. Хотел было написать о тяжёлой судьбе русских женщин в заграничной кабале. Передумал. Не то. Некрасова хватит. Если бы у него хватило бы денег на них. Наверное хватило бы. Но я думаю, что тогда бы вирши заканчивались так: Коня на скаку остановит. Уздечку мужчине порвёт. Народ то они шустрые все эти девчата. Что в Сингапуре, что в Пекине, что в Корее. Они плохо различают между карма и карман. Вернее эти два слова давно слились в их чудненьких головках в одно понятие. Выберут, выкосят, вырубят. Картошку начнут копать, так к полудню за грядочный горизонт укатят уже. Обратясь кружевными загорелыми попами к солнцу. А за горизонтом уже другая страна. Но они картошку и там выроют. И с собой утащат.

Хотелось написать про судьбу обычную. Тоже раздумал. А ну его себя и других грузить. А кем мы можем по жизни стать и на кого стать похожими проститутами и на лошадь Пржевальского. Легко. Это вы знаете, со мной случай был в прошлом году в Штуттгарте - пришёл я пряным майским вечером кабачок Calwer Eck, что рядом с австралийским рестораном, а там бухает ассоциация урологов. Я вообще ничего не успел сообразить, как один подбегает ко мне и смерив мою внешность спрашивает

- Вы наверное имеете отношение к урологии!?

- Да, я уже на х#й стал похож! ничего не оставалось ответить блин.

И это и есть судьба, наверное. Вот так.

Если кому интересно посмотреть на совершенно незнакомые рожи с этой интеллектуальной посиделки, то пожалуйте по ссылке.

Кстати, прикололо выражение в книжке, а вернее сленгового названия секса с корейцами сеанс иглоукалывания.