Главная страница Резюме Фотостудия Разное Гостевая

Корейский дневничок - Элементы восточной геополитики. (13.08.2004)

Есть такая черта практически у всех народов приобретших независимость не с помощью собственных сил, а в результате форс-мажора, выражаясь сухим юридическим языком, в случае: пожара, наводнения, войны, политических проблем, землетрясений, забастовок в стране Продавца, - всю жизнь грзызця со своими соседями. Конечно не враждовать, но протягивая руку дружбы вешать себе табличку на спину «Сие есть наш недруг». Примеры особо приводить не надо, все мои софренды, я думаю, видели это в своем постсоветском окружении не единожды. У этносов, мне кажется, это как у людей – противника ненавидит всегда больше всех тот, у кого не нашлось смелости сделать встречно хоть один удар. За счет быстрого прогибания уменьшается количество побоев, но ненависть, наверное из-за презрения к себе, не уходит в минуса.

У Кореи соседей было по истории только двое – Китай и Япония. Обе страны, было дело, нападали на полуостров, оккупировали его и выясняли между собой отношения на третей территории, руководствуясь тем принципом, высказанным отцом Наташи Ростовой: «Театром войны должна быть Польша. В Россию врага для сражений пускать нельзя». Россию брать не будем. Судя по учебникам южнокорейского историка Нама, она всегда была врагом гипотетическим, который стоя у границ с мешком, груженным солью и мехами, выпрашивал торговых концессий. Для защиты от потенциальной угрозы со стороны России корейцы обычно импортировали разнообразные иностранные силы, которые тех сами сразу пригибали в позу бегущего египтянина и начинали сношать перректально, тяжело и чесночно дыша корейцам в ухо. Иногда даже подвое. Такое положение корейцев хоть и смущало, но дойти мыслью до того, что с русскими можно все-таки попробовать поторговать, заняло у них очень много времени. Снисходительной мотивацией был выбран элемент истории – осада Албасинского острога. Это, если кто не знает, история из 17 века, когда 25и-тысячная китайская армия осаждала три месяца 400 казаков, запершихся за деревянным частоколом относительно недалеко от Нерчинска. Те держались до последней пули, ожидая помощи с русской стороны, но как всегда в отечественной истории «А подмога не пришла, подкрепленья не прислали», и все кончилось относительно плохо. Корейцы быстро выяснили, что в той китайской армии ударной и самой эффективной силой были 115 корейских стрелков, и, соответственно, если корейцы уже один раз остановили экспансию России на Восток, то во второй раз это сделать будет проще простого.

С Китаем не так просто. Китайцы были всегда рядом могущественной силой, которая учила, била, спасала, насиловала, ласкала, поэтому исторически с ними делить есть много чего. Последней веселостью, которая будоражит все зрелые умы Страны Утренней Свежести уже неделю, является то, что китайцы в очередной раз вырвали из учебника истории одну страничку про Корею. Манчжурию корейцы исторически считали своей, т.к. там было в дремучие и непроходимые времена царство Когурё, к которому современные корейцы имеют такое же смутное отношение, как современные русские к Вещему Олегу. Китайцы посчитав на калькуляторе, подумали, что раз уже тысячу лет, эти территориальные претензии не актуальны, переписали все под себя. И вот уже неделю все газеты в Корее несут Девятый вал печатных помоев. По Пушкину прямо: «Гонит пену понт Евксинский». Хай стоит до небес, полный, как обычно, инфантильной корейской обиженности, которая состоит в полной бездоказательности претензий и аргументов к оппоненту. Например, кричат, что китайцы стёрли где-то в Интернете всю корейскую историю по 1948 год. На какой странице, когда и зачем, никто не говорит. Правильно! Звучит то глобальнее – в Интернете. Какой то корейский адвокат (!) нашел, что бывший китайский премьер Чжоу Энлай сделал в свое время заявление в 1963 на встрече с северокорейской (в вопросах истории между разделённой страной царит полное единодушие) делегацией, что Когурё – это все корейское. Документ, этот адвокат, получил из государственных источников в Пекине. Больше подробностей, защитник закона, открыть не готов. Обычный корейский блошиный цирк. Война историй, война дипломатий. Корейцы сразу заявили, что давно с 1993 рассматривают возможность восстановления воздушных сообщений с Тайванем. Как бы независимо от происходящей политической войны из-за одной вырванной страницы. Удачи, как всегда, им в их нелегком деле демонстрации того, что для вкручивания одной лампочки корейцам надо 20 человек и идеологическая мотивация.

Но и сами корейцы в выражении печатного этикета, имеют такта и здоровой мысли, не больше чем щенки ротвейлера. Тут есть такая телепередача и аналогичная вкладка в газету “Korea Times” - “English Cafe”. С их помощью корейцы постигают основы и продвинутые уровни языка Шекспира. Вот вам передовица уроков за прошлую субботу – утренняя порция «Good morning English».


Получается, что по утрам в субботу, каждому корейцу надо и архиважно заучить наизусть, как на английском звучит «Мёртвый Японец». Причем заметьте – на следующий день как бы случайно - национальный праздник «День Независимости» от японской оккупации 1910-1945. Ловко, не правда ли!? Правда, зря они, по моему, тему «вокруг атома» поднимают с японцами. Это-то прямо в годовщину ядерной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, когда японский премьер кланяется перед алтарем за души погибших! Тупые в делах международного такта корейцы конечно. Тупы непроходимо.

Я все понимаю. Ну есть тут лёгкий комплекс по поводу Японии. В любом книжном магазине с книгами на иностранных языках, найдется по три фолианта с названием «Корейское влияние на Японию», «Корейские влияния в японской культуре», «Японские мечи и суши – это наше все» и прочая дребедень в стиле: «Корея стала толчком к японскому развитию» без всяких намеков на возможность присутствия на полках сиквела «Япония развилась, а Корея так и осталась толчком». Я понимаю. Но такт то хоть минимальный иметь надо. Особенно по отношению к соседям.